21:22 

Ступени [кроссовер DBSK / Super Junior]

Графин и шапочка из фольги спасут остатки мозга от инопланетных атак Себастиана Стэна! (с)
Название: Ступени
Автор: ~Энни~
Пейринг: кроссовер ДБСК-СуДжу. Центральные герои: Джеджун, Юно, Канин, Хичоль, Чон Чжин, Дана.
Размер: Мини
Бета: в отпуске
Жанр: повседневный реализм, романс
Рейтинг: G
Смарри: Если долго идти вверх по ступеням, не сдаваясь, когда срываешься и падаешь, кажется, в самый низ, рано или поздно звезды станут ближе, и можно будет дотронуться до них кончиками пальцев.

Раннее утро всегда было самым нелюбимым временем суток. И то, что сегодня оно должно было принести в жизнь сказку, не спасало положение. Прикрывая рот ладонью и спотыкаясь на каждом шагу, Юно брел по направлению к студии, где с сегодняшнего дня начинались репетиции. Денег на автобус не было, их и на еду-то едва хватало, но даже это не останавливало от движения вперед.
- Кстати, образовалось неплохое место грузчиков в соседнем магазине. У меня все схвачено, - порхая вокруг долбонутым жаворонком, щебетал Хичоль.
В такие минуты у Юно возникало желание его стукнуть чем-нибудь тяжелым. Но мамино воспитание гласило, что хёны неприкосновенны. Как поступать с хёнами, ведущими себя, как Хичоль, мама никогда не говорила, наверное, потому, что о существовании таких парней не имела понятия.
- Сколько?
- Около сотни на двоих - на неделю должно хватить. Едаааа! - самодовольно пропел Хичоль, принимаясь пародировать походки бредущих к своим офисам трудяг, - у нас будет еда и что выпить! Жизнь прекрасна и замечательна!
Криво усмехнувшись, Юно еще шире зевнул, прикрыв по привычке рот рукой, и не заметил препятствия на порогах парка.
- Да, мам, не волнуйся, у меня правда все отлично! У меня хорошая работа, я снимаю квартиру! Работодатель меня очень любит!
- Извини, - в ответ на свои слова Юно получил только злой взгляд растрепанного мальчишки, сидевшего на порожках как раз на пути прохожих и плевать, судя по всему, хотевшего, на то, что кому-то там мешает:
- Ел? С утра я ел кимчи и овощи с рисом. А на обед приготовлю любимый суп!
Судя по отчетливо слышному рычанию желудка, мальчишка нагло врал. Зачем ему вообще было останавливаться на последней ступеньке и вслушиваться в чужой телефонный разговор - Юно не знал. Но он остановился, и выдержал приступ неуемного любопытства Хичоля, повисшего на плече и старавшегося понять, что заставило друга так резко затормозить.
- Кажется, я только что выронил ключи, - потрепав себя по карманам для достоверности, ответил на любопытный взгляд Юно, тут же получив в ответ целую лекцию о том, что с такой рассеянностью ему никогда не стать звездой.
- И это мне говорит парень, который спит с розовым медведем, - буркнул Юно, получив шанс ровно на три минуты, которые требовались хёну, чтобы картинно трагически пострадать обидой, послушать разговор в тишине.
- Конечно, ма. Не волнуйся. Я купил себе роскошные кроссовки с зарплаты, меня тут все любят, тренировки проходят удачно и все прочат мне славное будущее, - взгляд упорно цеплялся за трещину на подошве черных кроссовок парня, и в душе рождалось что-то, чему Юно пока не знал названия. И не был уверен, что хочет с этим знакомиться.
Он только знал, что перед ним "очень хороший человек", как любила говорить мать.
- Что уставился? - выдернул его из мира мыслей паренек, рассматривая далеко не дружелюбно.
Как обманчиво может быть первое впечатление. Растерявшись от агрессии в голосе, который только что ласкал настолько ощутимо, что мурашки по коже, Юно замер на мгновение, и тут же пожалел об этом.
- А ты что уставился? - тут же вмешался Хичоль-Супермен, и Юно не осталось другого выбора, кроме как схватить хёна под руку:
- Извините, - уже утаскивая будущую звезду к выходы из парка, Юно обернулся как раз вовремя, чтобы услышать пару далеко не ласковых слов в сторону тех, которые "Ходят тут и пялятся, как будто приезжих никогда не видели".
- Ты ключи нашел? - недовольно бурчит Хичоль, только что закончивший читать нотации на животрепещущую для друга-селянина тему - в столице люди бывают разными, и не стоит тут расслабляться.
- Какие ключи? Я и не... - не сразу переключившись на эту действительность, Юно слишком поздно понял, где промахнулся.
- Ты от меня что-то скрываешь! - повиснув на плечах друга, тут же завел любимую песню Хичоль, - значит так! Раз так, то ты больше никогда не услышишь моих тайн!
- Обещаешь? - наверное, не стоило допускать, чтобы надежда так открыто звучала в голосе. Вот извиняйся теперь, и ужином корми.

- Голос, конечно, есть, но певцом тебе не быть, ты же сам понимаешь? - этот человек мог себе позволить быть жестоким.
Теперь, после нескольких месяцев стажировки, Юно это понимал. Понимал, как никто другой. Этот человек был Богом. И в его власти было больше сотни таких же, и лучше, кто приходил за славой.
- Зачем тебе это? Сдайся.
У него всегда был выбор. Он и правда мог уйти, вернуться к родителям. Помогать отцу и со временем завести свое дело. Жениться, забыть про танцы:
- Нет! Я буду упорно работать. Я хочу танцевать.
Ему не нравилась такая улыбка, совсем. Под ней человек ощущал себя ничтожным.
- Танцевать? Тогда зачем тебе в звезды? Ты можешь зарабатывать деньги уже сейчас.
Бекденсер. Стоило ли бороться, ради того, чтобы стать простым бекдэнсером?
- Ну как? - откуда у Хичоля столько энергии, когда сам Юно уже сумел в полной мере ощутить себя отжатым в соковыжималке фруктом. - Мне сказали, что я делаю хорошие успехи. Возможно, скоро смогу дебютировать. Правда, с сольником обломали. Рожей не вышел, кожей бледен, талантов маловато. Это у меня-то, представь? Ну ничего, дайте дебютировать - весь этот их прогнивший мирок на уши поставлю! Эй, ты чего? Юно?
- Я дойду пешком - надо одно дело сделать. Ты езжай без меня.
- Эй, стой!
- Я сказал, что мне нужно сделать дело, Хичоль! Одному.
Потом снова придется извиняться. Но переживать собственный провал в компании этой безумной птички-пересмешника? Он все равно засмеет. И прочитает лекцию о низких полетах. Потом... Когда-нибудь. Когда Юно сам себя убедит, что для него это только первая ступень к славе.
- Ма, я правда в порядке, - кажется, это какой-то рок или карма - постоянно натыкаться на этого мальчишку.
На нем фартук и униформа кафе, мимо которого проходил каждый день Юно все эти несколько месяцев. Мальчик на побегушках - откуда у него силы успокаивать семью? И как такой человек может быть настолько нелюдимым и отталкивающим?
- Ма, послушай, не надо обо мне волноваться! Лучше позаботься о сестрах. Разве не ты говорила, что я весь в отца? Я добьюсь успеха - это все говорят?
- Джеджун, немедленно выкинь этот проклятый мусор, бездельник! - доносится приглушенный пренебрежительный вой из кухни.
Мальчишка дергается, оглядывается и окатывает тем же самым взглядом, от которого мороз по коже, попавшегося на пути Юно:
- Мам, мне пора на тренировку. Все я вас люблю! Поцелуй от меня сестер! И не вздумай приезжать - я правда в порядке. А тебе бы сперва подлечиться. Целую, мам, мне пора, - он вешает трубку и исчезает в темных недрах кафе.
А Юно еще пять или десять минут стоит, прислонившись к стене и вглядываясь в проезжающие мимо авто. Он мог бы быть на месте этого парня сейчас. Сколько их таких, мальчишек из маленьких селений, приехавших покорять столицу? Да, не звезда - всего лишь бекденсер. Но он выйдет на сцену. Он будет получать деньги, занимаясь любимым делом. Разве это не Божий дар? И у него будут деньги на уроки вокала.

Дана несомненно талантлива. И что бы ни говорил Хичоль, Юно со временем понравилось его положение. Многие мальчишки даже мечтать не смели попасть туда, куда открылись двери ему. Сам Хичоль еще ни разу не вышел на сцену и его только кормили завтраками. А Юно уже привык к свету софит и овациям публики. Путь они и были ворованными - это божественный голос певицы срывал их для всех, кто ее оттенял. Но он был на одну ступеньку выше многих, кто пришел почти в одно время с ним и еще не успел дебютировать. Да и на такие закрытые вечеринки далеко не всех пускали:
- Эй, чего такой кислый? - щедро плеснув в собственный стакан сока, Юно улыбнулся певице:
- Вспомнил стажировку.
- Ребята говорили, что ты хотел петь? Тогда что тратишь время?
Она иногда бывала слишком прямолинейной. Но в ее положении это было уже возможным.
- У меня нет таланта!
- Талант в нашем деле не главное, - усмехнувшись, подошедший в середине разговора к ним Чон Чжин легко поцеловал певицу в щеку и устроился в кресле напротив - ВИП отделение зала позволяло вести диалоги даже тогда, когда басы глушили всех там, внизу. - Думаешь, мы тут все такие же талантливые вокалисты? Ты классно танцуешь, у тебя есть шарм. Работай! Вот что ты сделал, чтобы проявить себя? Давай, спой!
- Точно! Спой, ты же этого хотел, - поддержала его Дана.
- Спой! Спой! - поддержали уже достаточно согретые спиртным коллеги бекдэнсеры.
- А вот и спою, - зря он пил.

- Он будет читать у меня реп! Именно он, на меньшее я не согласна, - разговаривать с ЭТИМ человеком так?
Юно тут же захотелось вжаться в стену и раствориться. Это же правая рука САМОГО.
- Ты много себе позволяешь. Это не тебе решать. Мы найдем парня, который будет...
- Хочет? - когда успел подойти САМ? - Дана, ты же понимаешь, что одними длинными ногами публику не удержишь. Если он облажается, ты вылетишь из чатов и твоя популярность уйдет в нуль. А мы не держим тех, кто не приносит денег. Так что, ты ставишь на него?
- Да, - звезда - как пить дать.
- Отлично. На следующей неделе он выступает с тобой. Это будет любопытно. Подберите для Чона Юно костюм.

...

- Не переживай, - общение с ним придавало сил всегда. В такие минуты Юно понимал силу групп. И понимал, почему Шинхва была звездами, - Он умный мужик. Я когда-то был таким же. Если бы он не видел в тебе звезду, слова Даны не имели бы ни малейшего значения. Да и в подтанцовку могли найти кого попрофессиональней - тебе еще учиться и учиться не тянуть одеяло на себя.
- Мальчики, мы пить пришли, или разговаривать? Кто закажет даме выпить?
Если бы у него был шанс, пожалуй, Юно позволил бы себе влюбиться в эту женщину. Но она еще слишком популярна для него.
- И старовата, так что эта женщина тебе не по зубам, - словно прочитав его мысли, тихо рассмеялся Чон Чжин, тут же получив подзатыльник.
- Хватит шептаться на ухо! Вы тут не одни.

Шуточки Хичоля доводили до белого каления. Успокаивало только то, что под его вопли мартовского кота спать никто в любом случае не мог - маленькая, но месть.
- Чтоб я тебя еще когда в общагу пустил, - кинувшись в репетирующего свою маленькую партию Юно подушкой, Хичоль застучал ногами по матрацу и тут же подскочил, схватив донсэна за шкирку, для чего ему пришлось слегка подпрыгнуть, - вон из дома. Читай свой отстойный реп под окнами. Я потом буду всем хвастаться, что ты моей любви добиваешься.
- Тыыыы!
Договорить Юно не успел - дверь хлопнула его по обтянутой джинсами попе. Зябко поежившись, парень был вынужден признать, что перегнул палку. Но он не мог упустить этот шанс. Значит, надо репетировать.

Психов, читающих реп в парке, в эту минуту не наблюдалось. Зато шуточки у судьбы были предсказуемыми и уже не смешными.
- И что пялишься? - мальчишка на побегушках из того самого кафе сидел там же, где и в их первую встречу. На нижней ступеньке. Зажатый в руке хот-дог чуть не вывалился из пальцев Юно. Он и не подозревал за собой, что стесняется петь при незнакомых.
- А ты что тут сидишь?
- А это законом запрещено? Воздухом дышу.
Усевшись на верхней ступеньке, Юно без зазрения совести вгрызся в хот-дог под урчание в животе незнакомого знакомого:
- Не запрещено. Будешь половину?
- Я похож на голодающего? - огрызнулся парень и надменно вскинул подбородок.
- Если честно, то да.
- Засунь свою честность куда подальше. В подачках не нуждаюсь.
Усмехнувшись, Юно все-таки отломил половину от жутко вредной пищи и протянул руку вперед, предлагая угощаться:
- Это не подачка. Я завтра дебютирую. Хочу отметить хоть этим, раз другого ничего нет.
- Тогда запомни - когда дебютирую я - с меня тоже угощение. Ким Джеджун, - приняв из рук половину булки с сосиской, парень улыбнулся.
В тусклом свете фонарей и таинственных тенях от деревьев он казался растрепанным черным котенком. Именно, у Юно всегда была слабость к кошачьим. Наверное, поэтому его так и зацепил этот парень. И они оба были похожи - они начинали совсем одинокими в большой и страшной столице.
- Ты в какой компании стажируешься?
- Еще не в какой, - уминая угощение, коротко ответил новый знакомый, - только записался на прослушивание. Теперь не могу уснуть - страшно.
- Куда?
- СМ. Я же обещал матери, что стану лучшим. Значит...
- Будем коллегами, - тихо рассмеялся Юно, - и отвертеться от того, чтобы накормить меня полноценным ужином после дебюта тебе не удастся. Да, Чон Юно.
- У тебя смешной акцент.
- Заткнись, - мало ему одного Хичоля, - кто бы говорил, ты вообще шепелявишь.
- Это особенность произношения! Ясно? У меня нет проблем с дикцией.
- А у меня нет акцента.
- А то я не слышу.
- Себя послушай, будущая звезда.
...

- Удачного тебе дебюта, Чон Юно.
- До встречи в коридорах СМ, Ким Джеджун-хён.
- Дже.
- Угу.

Месяц, два, три? Они пролетели так, что кроме тумана вспомнить было нечего. Яркие вспышки фотоаппаратов, первый прочтенный со сцены реп, крепкие объятия, восторженные слова, спиртное, хоть ему еще и рано, но сегодня можно. Какой-то бар, пожелания удачи. Комната Хичоля, кровать. Следующий день, перетекающий в ночь, неделю. Все завертелось с такой скоростью, о которой он не мог, не смел мечтать. Съемки клипа, какие-то вечеринки, первые нормальные деньги и первый уважительный взгляд. Первые поклонники, первые автографы.
- Ну привет, звезда.
С Хичолем удавалось увидеться все реже и реже.
- Привет, - медленно сползая по стенке, слабо улыбнулся Юно.
Теперь он не жалел сил на тренировки. У него была цель, и она была так близка. Казалось, только протяни руку, и ты ухватишь звезды пальцами. Они все ближе, и ближе.
- Тебе хорошую новость, плохую, или очень плохую? - плюхнувшись рядом, тут же затараторил хён.
- Мне бы воды.
- Пойди и купи, - добро пожелал Хичоль, закидывая ногу на ногу и тут же продолжая речь, не надеясь на то, что этот деревенский парень примет решение и выберет, с какой новости начать, - Значит так. Нас тут САМ ждет. Но слухи уже ходят вовсю. Похоже, тебя признали годным быть певцом. Это хорошая новость. Петь ты будешь в группе - это очень плохая новость.
Хичоль замолчал, жадно глотая воду из своей бутылки. А Юно терпеливо ждал продолжения. Но хён умел тянуть время:
- А плохая-то какая?
- Мы в одной группе, чувак! Так что теперь придется тебе вернуть долг за то мороженое.
Тихо застонав, Юно счастливо улыбнулся. Он не смел и мечтать о таком. Правда, последняя новость была скорее из категории совсем плохих.

О планах рассказал САМ. Их группа должна называться 4 сезона. И помимо них с Хичолем там будет и котенкообразный знакомый, и Кангин. Юно не определился с тем, как относится к такому составу. Похоже, и САМ не был особенно доволен собственным выбором. Но это была еще одна ступенька, и Юно готов был карабкаться вверх по ней, как и требовал контракт. За несколько месяцев он привык к тому, что Джеджун и Хичоль друг друга на дух не переносят, что Кангин уже устал быть буфером между двумя подростками, как и он сам. Их характеры, казалось, никогда не притрутся. Юно смирился даже с тем, что когда бы он ни оказался рядом с Джеджуном, на плечах обязательно будет висеть Хичоль. Сперва он расстраивался, злился. Затем был вечер, парк и пиво, на которое теперь были деньги и которое полюбилось Хичолю.
- Отстань от Джеджуна. Нам работать вместе.
Хён усмехнулся, покачав в руках бутылку, и хитро ухмыльнулся:
- А что мне за это будет?
- Ничего, - отрезал Юно, добавив, - а если не перестанете - рано или поздно это надоест менеджеру и мы все вылетим к чертовой матери. Мы даже не дебютировали. А ты уже звездишь.
- Сам ты звездишь, - недовольно буркнул Хичоль и сделал еще один глоток, - ты мой друг. Я был первым, а он вообще неизвестно откуда вылез. Прекрати делать вид, что меня не существует, и я от него отстану. В конце-концов, не с ним ты искал работу и не с ним делил воны.
Чуть заметно улыбнувшись, Юно откинулся на скамейку:
- Тогда я уже давно должен убить Кангина. Разве тебе не интересней проводить время с ним? Я же просто нудный деревенский парень с чудным акцентом.
- Ты мой нудный деревенский парень со странным акцентом! - обвинительно ткнув пальцем в грудь друга, прошипел Хичоль, - Но так и быть. Ты немного, совсем чуть-чуть... Прав. Мне просто страшно. Все слишком быстро меняется.

Он не успел привыкнуть к тому, что группа почти стала похожей на группу, стоило Хичолю признать свой эгоизм и перестать задирать Джеджуна. Но все снова поменялось. В тот последний вечер они пили все вместе, пользуясь часами свободы, которым суждено было закончиться совсем скоро.
- Значит, вас будет пятеро по планам?
Молча кивнув, Джеджун от всей души приложился к бутылке и закашлялся. Юно уже давно забыл, что собирался прочитать ему лекцию о вреде курения. Вроде, даже все эти два года собирался.
- Мы вас численностью задавим, - тихо рассмеялся Хичоль, лениво привалившись боком к Кангину. Тот или уже заснул, или, как всегда, думал о чем-то, что им троим было понять не под силу.
- А мы талантом, - огрызнулся почти автоматически Джеджун.
- Это мы еще посмотрим, - фыркнул Хичоль и чуть слышно добавил, - хорошо еще, что хоть ты в группе. Будет кому присмотреть за нашим мистером Все теряю.
- Попросил бы, - недовольно огрызнулся Юно.
Но в душе был рад такому раскладу. Остаться снова одному на нижней ступеньке лестницы ему совсем не хотелось. Он давно понял, что держит людей в этом мире на плаву. Друзья. У кого их нет...
- Ну и проси, а то вечно приказываешь, - фыркнул Хичоль, прикончив последнюю бутылку пива и почти мгновенно вырубаясь.
- У нас же будет все хорошо, правда? - если бы хён еще не спал, Джеджун никогда не задал бы этого вопроса.
- Обязательно.

...

Их и правда пятеро. Сперва Юно пугало то, как собрали группу. Первые месяцы казалось, что они совсем несовместимы. Забитый младший, который боится лишний раз пошевелиться, так как уверен, что танцы - совсем не его. Педантично готовящий сумку каждый раз так, словно они собираются пережить ядерную войну. Ушедший в разнос Джеджун, которому запретили говорить, потому что острый язык никак не вязался с образом, который ему предстояло играть. Джеджун - вечно в ссоре со своей девушкой. Джеджун - вечно пьющий без спросу и гоняющий на машине. Ючон, у которого, о ужас младшего и Джунсу, уже был сексуальный опыт. Воспитанник Америки, тоскующий по брату. И Джунсу, выросший в такой семье, что ему никогда не понять простых нравов остальных. Команда, которой никогда не стать командой. И которой нужно научиться быть группой вопреки всему. И он - лидер.
Каждый день, изо дня в день, он взбирался по ступеням, но звезды не приближались.
Даже после дебюта казалось, что все может рухнуть в один день.

- Я же обещал, - молча улыбаясь и отмахнувшись от удивленных королевским ужином младших, лидер снова и снова вспоминал ту ночь и тот парк. И один хот-дог на двоих.
- Я явно выиграл в этой сделке, - Джеджун умеет улыбаться.
Как редко им доводится видеть его искреннюю улыбку?

...
Он никогда не думал, что поможет стать группой практически полный крах. Стерильные палаты, запах лекарств, бьющих в нос. Седые волосы менеджера и жадные глотки прессы. Для них уже готова кость - Джеджун повредил ногу на тренировке. Для менеджера заготовлена плеть - он все-таки попал пьяным в аварию. Для группы - смерть. Потому что такого САМ не прощает.
Недели ада, когда каждый знает, что скоро их станет четверо. Мучительное осознание, что пять минус один уже неприемлемо. Слишком тихий Ючон, который может уйти следующим, потому что не умеет быть тем, что от него ждут.
- Я тоже уйду! Если Вы уберете Джеджуна, я тоже уйду! - этих слов Юно мог ждать от кого угодно. Только не от Джунсу, который знал, куда пришел, и всегда говорил, что добьется славы, даже если будет один.
- Рекомендую помолчать, - шипит на него менеджер.
- СМ не прощает ошибок, рекомендую запомнить раз и навсегда. У вас год, чтобы добиться славы и стать хотя бы второй Шинхвой, иначе...

Наверное, САМ не раз пожалел, что поддался на прессинг фанаток. Что затеял эту опасную игру и позволил остаться всем пятерым. Группа давно перестала быть группой и стала семьей, которой все под силу, когда старательно выстроенная лестница снова пошатнулась, скидывая их вниз. Джеджун не позволил видеть своих эмоций даже им. Но с каких-то пор Юно научился понимать больше, чем стоило бы. Он не мог понять - каково это, когда тебя пытаются лишить главного - семьи. Это было последним оплотом, который не давал утонуть. И теперь у Джеджуна, попавшего в немилость и удерживаемого против желаний САМОГО, не было даже этого. Наверное, тогда появилась привычка ходить за ним по пятам. И тогда же появилось ощущение, что в любой момент этот человек может уйти из твоей жизни, а ты не готов.
Им редко удавалось куда-то уйти без охраны. Но в этот вечер Юно готов был пойти вопреки всему на риск. Джеджун был там, где лидер ожидал его найти. Он сидел на нижней ступени лестницы, сжимая в руке хот-дог. На ногах красовались старенькие, так и не выброшенные кроссовки с трещиной на подошве.
- Я отвратителен, - они сидели уже полчаса и Юно успел продрогнуть, но упорно ждал, пока Джеджун заговорит первым.
- Почему?
- Я настолько отвратителен, что даже родная мать меня выбросила. Меня держат в группе только потому, что вы так захотели и фанаты. У меня нет ничего, кроме внешности. Я даже петь толком не могу из-за чертового дефекта речи.
- Это не дефект речи. Это особенность произношения, забыл?
- Не издевайся.
Спустившись на самую нижнюю ступень, Юно прижал к себе одногруппника, не давая ему вырваться. Джеджун никогда не плакал. Он и сейчас смотрел на мир потерянным, ненавидящим взглядом.
- У тебя есть люди, которым ты нужен. Разве твоя мама, твоя настоящая мама, не переживала за тебя все это время? Разве не ей ты заливал про ужины и обеды. Разве нас заставлял кто-то заступаться за тебя? У тебя есть семья, Дже. У тебя целых две семьи. Твоя мама с папой и сестрами. И мы. Разве этого мало?
- Это доказывает только, что у вас всех отвратительный вкус, - если Джеджун начал язвить, значит, он приходит в норму.
Юно не мог бы сказать, сколько времени прошло, пока он держал в объятиях прижавшегося к нему Джеджуна. И о чем думал одногруппник. И о чем думал он сам. Иногда бывают минуты, когда слова неважны. Когда все можно передать только языком жеста.
- Извини, я снова забыл, что ты не любишь чужих прикосновений.
- Ты не чужой, расслабься.
- Я соглашусь.
- Мммм?
- Мне не трудно. Она хочет денег и славы - она их получит. Ради Вас и ради мамы - я сделаю вид, что я принял ее. Что она моя мать.
Юно в ответ только улыбается, прижимая к себе покрепче самого сильного из них. Который слишком хрупок из-за того, что не умеет быть слабым.

...

Они все знали, что когда-то это должно было случиться. Так что первые печатные вещи про официально придуманные пейринги восприняли, как еще одну ступень и признание славы. Но понимали это только они и те, кто уже прошел через это.
- О, твой любимый педик. Эй, девка, я тебе приволок бабские красные трусы, ты ж их любишь. Примеришь сразу, или когда отправишься в койку к лидеру?
Ты почти неосознанно сжимаешь крепче руку Джеджуна, но он только улыбается. Одному богу известно, сколько сил требуется, чтобы эта улыбка не исчезала.
- Возьми себе и любуйся, - совершенно неожиданно для всех огрызается правильный мальчик Чанмин, - тебе же такое никогда на женщине не увидеть. И вообще, завидовать нехорошо. Мама должна была в детстве научить.
Это стаф, он никогда не полезет в драку. Никто из вас больше не увидит этой рожи. Только Джеджун проведет всю ночь на болконе, выкуривая одну сигарету за другой. А Ючон будет всю ночь терзать фортепиано, пытаясь слить переизбыток эмоций.
- Откуда ты этого набрался? - достаточно тихо шепчет явно шокированный выходкой младшего Ючон.
Но повисшая в гримерке тишина его подводит, и слышат все.
- Я твои фильмы посмотрел. Вкус у тебя отвратительный.
Напряжение растворяется, словно его и не было. Шутки Джунсу не смешны никому, зато само их наличие - очень даже. Это их семья. Но Юно выпускает руку Джеджуна только перед самым выходом на сцену. Потому что так больше уверенности, что он вдруг не исчезнет.

...

Юно сам не мог бы сказать, когда осознал, что чувства давно вышли за рамки дружеской зависимости. Может, тогда, когда Джеджун ухаживал за ним, пока он был травмирован. Или когда в очередной раз Джеджун пел о любви на сцене и голос снова и снова заставлял какие-то струнки в душе дрожать от накатывающей нежности. Или в те дни, когда Джеджун, выросший со всеми, предпочитал проводить время с друзьями, оставляя его одного. Или в долгие часы каникул, которые все проводили с семьями. Но факт от этого не менялся. Первым его раскусил Хичоль. И, конечно, это был очередной провал. Розовые рубашки, мелкие поцелуйчики и многозначительные взгляды, когда Джеджун рядом. Юно снова и снова хотел придушить старого друга. Но это не помогло бы. Хичоль относился к тому разряду людей, которым смерть - не помеха. Он являлся бы гламурным призраком и трахал его ментально до конца его дней, задевая при любом удобном случае Джеджуна.
- Милый, ты все еще любишь, когда тебя гладят по коленке? - устроившись напротив Джеджуна в кафе, Хичоль вцепился мертвой хваткой в ногу Юно так, что у того чуть искры из глаз не посыпались.
- Хён, веди себя уже пристойно, пока нас отсюда не выгнали, - вновь и вновь пытался вразумить приятеля Юно, по одному отцепляя от себя пальцы.
Но миссия была невыполнимой.
- Нет, он больше любит, когда его обнимают за шею, - прошипел Джеджун, поднимаясь и направляясь к выходу, - Юно, передай нашему общему другу, что розовый давно вышел из моды.
- Зато Юно любит этот цвет, ради того, чтобы его порадовать, плевал я на моду, - ехидно ввернул Хичоль, обняв лидера за шею и тут же получая по рукам. Но ушедший Джеджун этого уже не видел.
- Хватит уже издеваться, хён, - почти умоляюще попросил Юно, расстроенно рассматривая опустевшее кресло, которое еще пару мгновений назад занимал Джеджун.
- И не подумаю. Вы такие смешные, честное слово, - ловко перескочив через стул, Хичоль развалился на кресле Дже, тут же теряя любой интерес к Юно, - слушай, тут такое дело. Мне надо придумать, что подарить Кангину. Ты ж у нас мачо - вот что б тебе приятно было получить в подарок?
- Твою голову на блюде с золотой каемкой, - прошипел Юно, роняя собственную голову на скрещенные на столе руки.
- Не выйдет, - щелкнув пальцами, совершенно спокойно сообщил Хичоль, - золотые каемочки нынче не в моде. И посуду мужикам не дарят. Ммм, может, паркер? Или часы?
- Может, билет в один конец до Северного Полюса на одного? Он оценит.
- А что! Это мысль!

...
В первый раз Юно задумался о том, что чувства могут быть взаимны, на следующий день. Вся домашняя одежда Джеджуна пестрила розовым. Но впереди ждала Япония, и группа слишком долго и мучительно болезненно шла вверх по лестнице, чтобы позволить разрушить ее одним неверным вопросом. Поэтому Юно только молча улыбался.

...

Казалось, что после пяти лет на сцене и таких успехов, их лестницу не сможет разрушить уже ничто. И все тревоги остались позади. Как жаль, что только казалось. В эти дни, кажется, не спал никто. Юно не раз восхищался людьми, которые его окружали. Когда-то больше, когда-то меньше. Сейчас он был готов поклоняться Джунсу за мужество. Он улыбался, даже понимая, что тур в самом разгаре. Несмотря на боль.
- Концерт надо отменить! - решительно заявил Юно в поддержку менеджера.
- Нет! - в очередной раз почти прокричал Джунсу, - наши фанаты приехали сюда не для того, чтобы получить отказ в праве увидеть и услышать нас. Это всего лишь нога! Я могу петь! И я буду петь!
- Что вы все говорили мне, когда у меня была всего лишь спина.
- Хотел бы заметить, - оторвавшись от книги, равнодушно и умиротворенно произнес Чанмин, - нога и спина - слегка разные вещи. Это так, из курса анатомии. И позвоночник.
- Молчи, Чанмин, - оборвал его Юно, подтвердив взглядом, что не шутит. - Лучше помолчи.
- Вот еще, пусть говорит, раз он тут единственный разумный, - тут же обрадованно поддержал младшего Джунсу.
- Эээ? Запомните этот день, пожалуйста, хён признал мою гениальность, - не удержался от яда Чанмин, за что тут же получил подзатыльник от Джеджуна.
- Не задевай Джунсу. Он итак болеет.
- На всю голову и всегда, - прошипел младший, спрятавшись снова за книгой.
- Значит так! Я буду выступать.
- Нет!
- Да не кричите вы так. Раз Джунсу не против, концерт не отменяем.
- Тогда все марш спать.
Как будто кто-то послушался. И Юно понимал каждого, потому делал вид, что ничего не замечает. Не замечает Чанмина, усевшегося с книжкой у двери комнаты Джунсу и чутко вслушивающегося в доносящиеся оттуда звуки, устроившегося рядом с младшим Ючона, занявшего балкон Джеджуна, истребляющего свои сигареты и те, которые отобрал у Ючона.Сидеть третьим у двери было глупо - зная младших, они не дали бы Джунсу даже приподняться на локтях - не то, что встать. Поэтому Юно выбрал балкон, так как переживать в одиночестве не было никаких сил.
- Дать? Не выдам, - протянув пачку к лидеру, тихо предложил Джеджун.
- Только одну.
- Красивые тут ночи. Но в Сеуле звезды ближе, - протянув руку к небу, так же тихо прошептал Джеджун.
- Зато здесь мы ближе, - если бы не сказывающаяся усталость, Юно никогда не признал бы это вслух.
- Юно, что бы ты сказал, если бы узнал, что фанатки правы в отношении кого-то из нас?
- Ммм?
- Я люблю Японию, - чуть заметно улыбнувшись, перевел разговор Джеджун.
- Я знаю, - потому что здесь можно не бояться прижать к себе тех, кто близок, опасаясь пробегающего мимо фанатичного фотоаппарата на стройных ножках.

...

- Когда-нибудь я скажу тебе, что люблю тебя не как брата, - Юно слишком долго держал эти слова в себе, поэтому в первый же вечер с попойкой в первый триумф в Японии они вырвались сами по себе, стоило остаться наедине.
- Тогда я тебе отвечу, что я тебя тоже, - устроив голову на плече любимого человека, легко признался Джеджун.
Его поцелуи были вкуса табачного дыма и спиртного. Но Юно нравилось даже это.
- А до тех пор не смотри ни на кого другого, ладно?
- Это легко. У меня всегда есть лидер. А лидер - это тот, на кого нужно смотреть всегда.

...

- Я очень люблю Японию, - улыбаясь, повторяет Джеджун. - Но я хочу всегда возвращаться в Сеул. Потому что этот город подарил мне все, что я имею.
- Я знаю, - улыбается Юно, прикасаясь губами к волосам любимого человека. - Помнишь, я обещал тебе, что все будет хорошо? Все будет хорошо, потому что у нас есть куда вернуться. И звезды там правда ближе.
- Развели сопли. - Проворчал появившийся в дверях на руках у одногруппников Джунсу, - опустите меня уже, у меня есть костыль.
- И я тебе им двину, если не прекратишь геройствовать, - бережно опуская друга в плетеное кресло, пообещал Чанмин, - эй, хёны, вы уж не поймите нас не правильно. Но он грозился расправой, если мы его к вам не доставим.
- Раз уж все все равно не спят, - ввалившийся на балкон Ючон устроился у самых перил и отнял пачку с сигаретами у Джеджуна, - по пицце?
- Быть в Японии и есть пиццу? Отстой, - оборвал его Чанмин, - если уж заказывать, то лозанью!
- Не а, только корейскую кухню!
- В холодильнике есть рамен, заварите и успокойтесь. Мы вообще спим, забыли?

@темы: G, Heechul, Kangin

Комментарии
2009-07-06 в 02:47 

:heart: это здорово, так все описано и написано.. никогда не перестану удивляться твоему таланту, мамуль :shuffle2:

2009-07-06 в 11:52 

Графин и шапочка из фольги спасут остатки мозга от инопланетных атак Себастиана Стэна! (с)
KiHae
Я очень рада, что тебе нравится) :squeeze:
А вообще мне казалось, что ты это на моем творческом читала:shuffle2: Все мои там как-то отметились, я даже не ждала комментариев:shuffle2:

2009-07-06 в 12:15 

~Энни~ :small: наверно я пропустила... потому что обычно, когда читаю Избранное тороплюсь уходить.. :alles: почему-то всегда так..

2009-07-06 в 12:21 

Графин и шапочка из фольги спасут остатки мозга от инопланетных атак Себастиана Стэна! (с)
KiHae
В любом случае, значит не зря сюда поместила:squeeze:
И я правда очень рада, что тебе понравилось - когда моим первым читателям, которые со мной уже так долго, доставляет вещь удовольствие, я себя ощущаю абсолютно счастливым автором)

2009-07-06 в 12:38 

~Энни~ :shy:.. а я браслет сплела.. тока когда отправлю не наю, но попытаюсь чтобы к дню рождению пришел :shuffle2:

2009-07-06 в 12:41 

Графин и шапочка из фольги спасут остатки мозга от инопланетных атак Себастиана Стэна! (с)
KiHae
Мррррр:squeeze: Спасииибо, милая)

   

SuJu Fanart & Fanfiction

главная