17:05 

Yeong Su [DELETED user]
Название: Insomnia
Автор: Yeong Su
Бета: Iskra_ctcnhf
Персонажи: Итук/Кюхён
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Ангст, POV, Hurt/comfort
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл
Ссылка на фикбук: ficbook.net/readfic/204530
Описание: ...так происходит уже месяц, и каждый раз я с замиранием сердца жду, что он скажет: «Прости, Кюхён-а, я больше не могу». Я и сам не знаю, хочу ли этого. В конце концов, у него есть полное право отказаться, а я могу только пользоваться его добротой.
Публикация на других ресурсах: только с разрешения автора
Примечания автора: Написано криво, рвано и сумбурно, потому что в половину пятого утра сложно связно думать. Но бессонница всё-таки... святая вещь. (POV Кюхён)

Бессонница - это когда сутки длятся бесконечность. 24 часа мало? Получай 48.

А после трех часов время течет по-другому. Оно становится вязким, как мармелад, измельченный в миксере. Кажется, что стоит только протянуть руку, и ты почувствуешь его подушечками пальцев. Чуть влажное или сухое; горячее, теплое, холодное; гладкое, шероховатое - у каждого оно свое. Покорное? Нет, никогда. Наоборот - против тебя. Оно сводит с ума, затягивает в такой омут, в котором водятся даже не черти - хуже. Все кошмары, которые только сможет предоставить подсознание. Руки трясутся, сердце заходится в бешеном скаче... Показалось, просто показалось. Сидишь, убеждаешь себя, что это всего лишь обман уставших глаз, которые по красноте уже могут сравниться с вурдалачьими.

Бессонница. Гулкая пустота в голове, когда музыка вдруг стихает. Это всегда неприятно и слишком внезапно, хотя все сто с лишним песен на плеере знаешь наизусть. Эти полторы секунды тишины, пока плеер соображает, читает сухие, с привкусом железа и запахом пыли, строки команд, выбирает следующую песню - настоящая пытка. Такое чувство, как будто тебе аккуратно сняли скальп, сделали в черепе небольшую дырочку диаметром 1 сантиметр и вставили трубочку в мозг - чтобы в следующий момент его высосать. Мысли надолго не задерживаются, кроме одной: "Хоть бы музыка не стихала". Как наркотик, честное слово. Бессонница так извращает понятия.

Она напоминает о себе периодически барахлящим сердцем и головными болями, от которых хочется лезть на стенку, ломая ногти до кровавых обрубков. Это тот случай, когда совершенно искренне хочется решить все проблемы одним простым взмахом блестящего лезвия гильотины. Напоминает, что никуда ты от нее не денешься, потому что нормально спать уже просто не умеешь.

Страшно. Холодный рассудок, сталкиваясь с воспаленным воображением, проигрывает в неравной битве. Поэтому бессонница - это страх. Не можешь заставить себя не выпускать на волю все свои многочисленные фобии, которые в повседневности заперты за миллионом замков. Невозможно смотреть даже на лампочки зарядных устройств: окончательно рехнувшееся сознание услужливо подсовывает такие жуткие картины, что хочется натянуть одеяло на голову и зажмуриться. Как в детстве... Только в детстве можно было прийти к маме, а сейчас к кому? Не к кому.

Бессонница - это холодно, потому что сердце работает еле-еле, будто скоро вообще остановится. Пальцы ледяные, да и не только пальцы - все тело. Не помогают ни два одеяла, ни батарея под боком. Холодно. Дьявольски холодно, как в Аду. Несмотря на то, что стереотип «в царстве Аида жарко, как в печи» очень широко распространён, это весёлое место мне представляется по-другому. В моём Аду будет настолько холодно, что глазные яблоки замёрзнут, а собственное дыхание будет оседать на коже ледяной коркой. Настолько холодно, что всё тело мгновенно превратится в кусок чистого льда. Одно прикосновение – рассыпаешься в пыль.

Почему я не думаю о Рае? Потому что там не место таким, как я. Там не место мне.

Я соврал насчёт того, что не к кому приходить. Или не соврал, потому что он сам ко мне приходит. Всегда именно тогда, когда кажется, что вот-вот, и я заору в голос, начну кататься по полу и биться об него лбом.

Дверь чуть приоткрывается, и свет из коридора неприятно бьёт мне в глаза. Тихие шаги, едва слышный звук защёлкивающегося замка, тишина. Всегда перед тем, как сесть рядом со мной, он пару секунд просто стоит рядом – наблюдает. В расширившихся зрачках плещется вязкая, как загустевшие чернила, чернота. Иногда даже кажется, что я вижу в них отражение лунного света, дробящееся искрами, но это только кажется. Я не могу думать о том, как он красив в этот момент, хотя стоило бы. Он всегда красив.

Кровать чуть слышно скрипит, когда он садится рядом. Прижимается губами к моему виску, одной рукой обнимает за плечи, пальцами другой перебирает волосы, скользит по контуру лица. Прикосновения отзываются в теле лёгкой приятной дрожью, и мне приходится чуть ли не ежесекундно одёргивать себя.

Не думай лучше ни о чём, потому что всё исчезнет, как только небосвода коснётся первый луч солнца. Растает, чтобы следующей ночью повториться.

Так происходит уже месяц, и каждый раз я с замиранием сердца жду, что он скажет: «Прости, Кюхён-а, я больше не могу». Я и сам не знаю, хочу ли этого. В конце концов, у него есть полное право отказаться, а я могу только пользоваться его добротой.

- Кю-а, может быть, тебе стоит сходить к доктору?

- Я и без него знаю, что от бессонницы отлично помогает чай с ромашкой, тёплое молоко перед сном, Амбиен, Нейростабил, Биолан, Золпидем и просто гроб.

Укоризненный вздох. Тёплая рука ложится на мой лоб, скользит вниз, заставляя меня закрыть глаза. Я плотнее прижимаюсь спиной к его груди, ухом – к шее, слушая размеренное дыхание и чувствуя тугие удары пульса.

Проходит час, может, и два. Я уже научился вводить себя в состояние, близкое ко сну, чтобы максимально замедлить дыхание и сердцебиение. Он осторожно выскальзывает из кровати, укладывает меня на подушку и целует в лоб.

- Не уходи, я не могу заснуть, - в этот раз не хочу притворяться спящим. Не хочу коротать оставшееся время за разглядыванием узора на занавесках или обоях. Ощущение, что что-то пошло не так, достигло своего пика. Привычный строй безвозвратно нарушен, нельзя вернуться к прежней схеме. Сильнее сжимаю пальцы на подоле его футболки, как будто хватаюсь за последнюю соломинку.

Он не был готов к такому. Привык тихо уходить, оставляя после себя только горящее на коже прикосновение губ и робкую надежду, пахнущую его парфюмом.

Всё напрасно, хватит. Тут даже пресловутое упрямство не поможет.

Разжимаю пальцы. Откидываюсь обратно на подушку и отворачиваюсь к стене. От моей кровати до двери семь шагов.

Первый шаг, второй. Осталось пять.

Тишина.

Вздох тише шороха падающего снега.

Кровать скрипит под его весом. Сердце ухает куда-то, даёт перебой и трепещет; мысли в один момент исчезли.

- Что это, акт милосердия?

Он молчит в ответ, только крепче сжимает кольцо рук вокруг моей талии. Тёплое дыхание у основания шеи заставляет сердце радостно ухнуть ещё раз; губы медленно скользят сверху вниз, пересчитывая выступающие косточки позвоночника. Нежно.

- Давай спать, Кюхён-и.

- А ты не уйдёшь?

- Нет.

- И через час не уйдёшь?

- Нет, не уйду.

- И через три не оставишь?

- Нет.

- Никогда? – сорвалось с языка быстрее, чем успел обдумать. Это слишком...

Вот. Молчит. А я просто дятел. Самовлюблённый идиот с ненормальной потребностью в постоянном внимании к моей персоне.

- Никогда.

- Чонсу-хён!..

- Спать, я сказал.

- Ладно-ладно. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи, Кюхён-и.

@темы: Kyuhyun, Leeteuk, PG13, fanfiction

   

SuJu Fanart & Fanfiction

главная