22:20 

[translation] A trillion miles, eunhae

weishenme
"join me, jongin, and make a forest."©
A trillion miles
Eunhae, PG
не бечено простите
Не знаю, переводили ли его. но это такая классика

В последнее время Донхэ часто пропадал на вокальных и танцевальных репетициях из-за приближающегося дебюта Super Junior M. А когда бывал где-то поблизости, он либо выглядел смертельно уставшим, либо сидел, уткнувшись носом в китайско-корейский словарь, и Хекдже не хотелось лишний раз отвлекать его.

Половина общежития внезапно заговорила на ломаном китайском, в обычных разговорах заменяя хена на гэгэ и называя друг друга Шиюань, Ханьгэн, Лисюй, Куйсянь и Дунхай. Донхэ взял в привычку называть Хекдже Иньхэ, объясняя это тем, что «Во мэн яо практиковаться, для того, когда мы будем в Джунгуо. Нашим фанатам нужно понимать, что во мэн шуо дэ хуа! Се Се! Дуй бу ти? Да дзиа хао. Во ай ни! Во тин бу дон. Дзиа тебя! И ар сан сы у лю ти ба дью ши. Во ши Дунхай!».

Хекдже еле сдерживается, чтобы не сказать Донхэ, что люди в Корее едва ли понимают такую речь, и что у него сомнения насчет того, что в Китае его поймут лучше.

*

Хекдже развалился на кровати Донхэ, листая журнал и вполуха слушая разговор того с Сонмином. Донхэ собирает вещи, или, лучше сказать, закидывает в чемодан все подряд – рогатку, моток клейкой ленты, карандашную точилку, Хекдже боится даже спрашивать зачем. И он не в курсе, почему он тут, вообще не нужно было поддаваться на щенячьи глазки Донхэ и жалобы на то, что он не хочет оставаться один, будто Сонмин и Шиндон вообще за людей не считаются.

- Нет, нет, только не синюю, лучше эту, - слышится громкое замечание Сонмина, - Эй, а это случайно не...? – Хекдже поднимает взгляд на Сонмина, держащего в руках что-то подозрительно знакомое.

- Это случайно не моя футболка? – вылетает у него.

- Нет? Да? – Донхэ, кажется, выглядит немного смущенным. – Я подумал, что могу взять ее, ну, для того, чтобы фанаты знали, что любовь Ынхэ с нами даже если мы за триллион миль друг от друга.
Затем вытягивает губы как для поцелуя, и взрывается от смеха, когда у Хекдже вспыхивают щеки.

- Знаете, вы, ребята, иногда такие противные, - комментирует Шиндон. Донхэ показывает ему язык, выхватывает футболку из рук Сонмина и запихивает ее в чемодан.

- Как хочешь, - отвечает Хекдже, старательно избегая взглядов остальных и возвращаясь к чтению.

*

- Помни, что нужно заботиться о себе. Ты же не хочешь заболеть в чужой стране. И держись поближе к остальным. Не шатайся везде, ведь если потеряешься, больше не сможешь найти дорогу обратно, - наставляет Итук.

Хекдже немного волнуется, ожидая своей очереди. Справа от него, Хичоль обнимает Кюхена и шепчет тому что-то на ухо. Слева Кангин закидывает руку на плечо Реука.

- Конечно, хен, - поспешно отвечает Донхэ. Выражение лица Итука смягчается, и он тянется к Донхэ и долго-долго обнимает его. А когда, наконец, отпускает, Донхэ отходит к Хекдже.

- Привет, - произносит Хекдже, и уже чувствует себя глупо.

- Ммм... – Донхэ начинает теребить край футболки.

Хекдже многое хочется сказать, - то, что другие уже сказали до него - «удачи», «мы будем скучать» и «скорей возвращайся». И глупые, совсем уж безумные вещи, вроде «не уезжай» и «тебе необязательно ехать в Китай». Но Донхэ смотрит на него своими огромными, такими блестящими глазами, а Хекдже ненавидит, когда он так смотрит.

- Эй, не смотри ты так. Не забудь привезти классный сувенирчик, - Донхэ кивает, и косится на руку Хекдже. – Все в порядке. Врачи сказали, что гипс можно будет скоро снять, так что не беспокойся, - он откашливается. – И... звони, когда будет время. Хорошо?

- Хорошо, - шепчет Донхэ и сам тянется к нему.

*

На следующий день Хекдже просыпается в шесть утра, плетется в ванную почистить зубы и ополоснуть лицо, и переодевается. Менеджер выталкивает его вместе с остальными из квартиры, и они весь день по уши в работе. По расписанию у него съемка игрового ТВ-шоу, затем запись Sukira. И вроде этот день ничем не отличается от остальных, но Хекдже не может избавиться от ощущения, что чего-то не хватало.

И только когда он возвращается в квартиру и снова ложится спать, он понимает, что именно было не так. Он привык просыпаться от того, что рот забит волосами Донхэ, или рука Донхэ крепко обнимает его, или он просыпается от громкого голоса Донхэ и перед ним лицо Донхэ, с которого не сходит ухмылка.

Просто было непривычно однажды проснуться от звонка будильника, вот и все.

*

Прошло уже три дня, а от Донхэ не было ни звонка.

Конечно, возможно они все слишком заняты, сильно устали и пытаются привыкнуть ко всему новому. Но ведь прошло уже три дня. Разве нельзя было найти время между работой, обедами, сном и разъездами, чтобы позвонить домой? Ведь нет ничего плохого в одном коротком звонке, просто чтобы сказать привет. Позвонил же Ханген сразу после того, как они прилетели в Китай, и пусть звонок длился не больше нескольких секунд, он просто дал им, оставшимся в Корее, знать, что они благополучно долетели. И если он позвонил, значит, и у Донхэ была такая возможность. А Хекдже ведь просил позвонить, когда будет время. Если бы Донхэ попросил его о том же, Хекдже бы постарался позвонить как можно скорее. Просто немного обидно.

- Эй, не звони мне, если собираешься жаловаться и тяжко вздыхать. Международные звонки, знаешь, дорогие, - ворчит Джунсу и нарочно громко зевает в трубку.

- Я никогда не жалуюсь, - отпирается Хекдже, легко вливаясь в знакомый ритм их подтруниваний друг над другом. С этим он может смириться, только бы не чувствовать ту апатию, которую он не может стряхнуть с себя, с тех пор, как половину группы вдруг перебросили в Китай. – Не тебе говорить о дорогущих международных звонках.

- Я делаю полезные международные звонки. Я разговариваю по делу. И не звоню людям, чтобы поныть и поскулить о том, что мой парень игнорирует меня из-за китайцев, которых он мог или еще не смог подцепить.

- Донхэ – не мой парень, - бормочет Хекдже, поднимая руку в выразительном жесте, который Джунсу не способен увидеть.

- Так значит, он игнорирует тебя. Интересно. Но не могу сказать, что виню его. Кто бы мог влюбиться в твое уродливое лицо? Я даже не уверен, любит ли тебя твоя мама.

- У меня не уродливое лицо, - серьезно отвечает Хекдже.

- Знаешь что? Это печально. Я запросто раскидал тебе тут все, а я ведь почти сплю. И собираюсь отключиться. Звони в другой раз, когда мозг будет варить. И не волнуйся, я уверен, Донхэ скоро позвонит. Пкойной ночи, Хекдже, - бормочет Джунсу.

- Ничего ты не раскидал, - парирует Хекдже, но Джунсу уже отключился.

*

- Привет, Хекдже! – из телефонной трубки доносится голос Донхэ, слишком радостный для того, кто не звонил шесть дней.

- Привет, - отвечает Хекдже. Негрубо.

- Прости, что звоню только сейчас! Столько всего нужно было сделать, в аэропорту было так людно, и нужно было ехать в отель, потом нужно было репетировать и давать интервью и все такое, и нам едва удавалось поесть и поспать. То есть я хотел сказать, что телефон появился только пару дней назад, и я сразу же позвонил маме! А сегодня я пользуюсь им во второй раз, поэтому я подумал - Эй, подожди, меня же просил позвонить Хекдже, поэтому я и позвонил. И вот! Прости! – заканчивает Донхэ, стараясь отдышаться. Хекдже улыбается.

- Все нормально. - И все правда нормально, потому, что Хекдже никогда не может долго злиться на Донхэ. – Как у вас дела? У вас было время осмотреться?

- Эм... Все было хорошо, менеджер сказал, мы можем устроить экскурсию на следующей неделе, и ох, Джоу Ми говорит, что покажет нам все... – Донхэ, кажется, что-то отвлекло, и в трубке становится слишком шумно.

- Эй... Донхэ? Что там?

- Нет, ничего, ммм... Все в п... Реук? Чт... Ох ты ж... Хекдже, у Генри загорелись яйца на плите. Ты, наверное, думаешь, что у того, кто хорошо играет на скрипке, руки не могут расти из... и да наверноепорапрощаться! – Что-то щелкает, и связь обрывается.

Хекдже не отрываясь, смотрит на телефон.

*

Хекдже и Сонмин смотрят по телевизору, как Super Junior M дают какое-то интервью. Те много дурачатся, смеются и танцуют для фанаток. И все это не слишком отличается от того, что они делают в Корее, только Хекдже не понимает ни слова.

- Они круто выглядят, - комментирует Сонмин и косится на Хекдже, в том момент, когда Донхэ начинает танцевать My Love на экране телевизора.

Да, Донхэ выглядит круто. У него новая прическа, он классно одет и двигается легко, почти расслабленно, под ритм музыки. Он смеется и счастливо улыбается, будто хорошо проводит время в Китае.

- Наверное, - отвечает Хекдже, и отводит взгляд от телевизора.

*

- Хекдже... – Хекдже силится сесть, шаря рукой в темноте, а когда не выходит, то перекатывается на бок, чтобы глянуть на время.

- Какого, Донхэ. Сейчас три ночи. Спать время от времени не мешает, - недовольно стонет он.

- Прости, Хекдже... – Что-то в голосе Донхэ сразу заставляет его сесть.

- Донхэ? Что случилось?

- Прости, - снова повторяет Донхэ слишком тихо. – Просто... Не могу заснуть. Не могу устроиться на этой кровати. Я скучаю по своей кровати, даже скучаю по храпу Донхи. – Хекдже открывает рот, чтобы сказать что-нибудь, но Донхэ продолжает. – Я скучаю по Корее, и скучаю по корейской еде, и скучаю по корейскому, и я устал от того, что не понимаю ничего. Не думал, что будет так тяжело.

- Донхэ... – Хекдже не знает что сказать.

- И я скучаю по всем, Хекдже. Я скучаю по своей семье, скучаю по своим друзьям, скучаю по Хичоль-хену и Кибому и Чонсу-хену и Ёнун-хену и Чонун-хену и Донхи-хену и Сонмин-хену и... – голос Донхэ срывается, будто от тихого всхлипа. – И скучаю по тебе, Хек. Я, правда, правда, скучаю по тебе.

Хекдже откашливается, потому что вдруг становится больно глотать:
- Я тоже скучаю по тебе.

*

- Хен, - Кибом хлопает Хекдже по плечу. – Я установил кое-что на компьютере. И подумал, что ты захочешь взглянуть на это.

Когда Хекдже заходит следом за Кибомом в его комнату, Шивон машет ему, улыбаясь со всеми своими ямочками на щеках с экрана компьютера. Хекдже бросает взгляд на Кибома, который пожимает плечами и улыбается.

- Шивону каким-то образом удалось установить вебкамеру в Таиланде, и они с Донхэ захотели поздороваться.

Будто в подтверждение этому на экране, из-за плеча Шивона появляется Донхэ. Он смотрит прямо в камеру, будто от того, насколько пристально он смотрит, он сможет как-то приблизить людей по ту сторону экрана.

- Кибом-а! Хекдже! Привет! – Он машет как безумный, не отрываясь от камеры. Хекдже подбегает ближе к экрану и видит, как улыбка Донхэ становится еще шире. – Хекдже! Привет! – Он начинает махать еще сильнее. Хекдже улыбается и приподнимает руку. – Смотри! На мне твоя футболка! – Донхэ тычет на свою грудь. – Она пахнет как ты, представляешь. Плохо, я имею в виду. – Он морщит нос.

- Эй... – Хекдже хочет возмутиться, но Шивон перебивает его, виновато улыбаясь.

- Прости, хен, но нам пора на съемки. Позже поболтаем, хорошо?

- Пока, Хекдже! Пока, Кибоми! Сильно не скучайте! Мы все скоро вернемся! – кричит Донхэ. Он машет обеими руками так сильно, что похож на мельницу, и это последнее, что видит Хекдже, перед тем, как мелькает рука Шивона, и экран чернеет.

*

Громовой звук распахнутой входной двери и следующий за ним визг Сонмина извещает о возвращении Super Junior М. Группа строем заходит в квартиру, кажется, с сотней сумок, уставшая, но с видом триумфаторов. Где-то за Реуком Хекдже видит Донхэ, потерянно озирающегося вокруг, но на лице вспыхивает улыбка, когда он, наконец, замечает сидящего на диване Хекдже.

- ХЕКДЖЕ! – орет он, напугав этим Реука. Он бросает сумки на пол и отчаянно борется с лямками рюкзака.

Вздохнув и поднявшись с дивана, Хекдже подтягивается и прочно упирается ногами в пол, готовясь к неизбежному. Где-то рядом хихикает Кангин, предатель.

Наконец, избавившись от всех сумок, Донхэ разбегается и запрыгивает на Хекдже, обнимая его всеми руками и ногами. Это вышибает весь воздух из его легких – Господи, он и забыл какой Донхэ тяжелый, - и пятится назад, но не падает. Он обнимает другого за талию, поддерживая. Донхэ широко улыбается ему и с громким чмоком целует его в щеку.

- Я хочу сандубуджиге!

Громко заявляет всем Донхэ, прямо в ухо Хекдже, но остальные слишком заняты, здороваясь друг с другом с криками, объятиями, смехом и дружескими хлопками по плечу, которые заставляют людей запинаться (Кангин) и подзатыльниками (Хичоль) для того, чтобы обратили на них внимание.

Когда в его ушах перестает звенеть, Хекдже решает сбросить младшего на пол, но Донхэ только ухмыляется и прижимается теснее, радостно вздыхая ему в шею, и он не может найти в себе силы жаловаться. Поэтому он смотрит на Сонмина, который целует Кюхена в щеку и одновременно обнимается с Генри, смотрит, как Итук обнимает удивленного Чжоу Ми. Он видит Йесона осматривающего Реука с ног до головы – «Просто проверяю, что Китай не нанес тебе никакого ущерба, Реуки». И видит как в своей устрашающе привычной манере Хичоль, свисая с шеи Шивона, требует от Ханкена Пекинский жареный рис.
Все, наконец, вернулись после столького времени, которое казалось, растянулось в годы, и они снова вместе, все они. Донхэ чуть отстраняется, чтобы взглянуть на него.

- Ты что, плачешь? – спрашивает Донхэ. И в это время, конечно, все решают посмотреть на них.

- Нет, конечно, не тупи, - его голос немного дрожит. Черт.

- Аааах, кто-то счастлив, что его парень вернулся, - воркует Хичоль. Хекдже делает вид, что ничего не слышит.
- Ты что потолстел, питаясь одной жирной едой в Китае или как? – спрашивает он у Донхэ. Его руки уже немеют от тяжести.

- Тебе еще слишком рано начинать ворчать, - весело отвечает Донхэ, и бережно вытирает его глаза своим рукавом.

*

Хекдже просыпается от того, что под одеялом становится жарко как в печи.

Донхэ спит, тесно прижавшись и почти полностью развалившись на нем. Каждый его медленный выдох теплом отражается на щеке Хекдже. Его лицо расслаблено, губы чуть приоткрыты. И он пускает слюни, немного.

Хекдже не смотрит на часы, потому что присутствие Донхэ и струящийся из окна свет означают, что им пора вставать. Но он только покрепче обнимает другого. Донхэ бормочет что-то и зарывается поглубже, не просыпаясь. Хекдже улыбается, закрывает глаза и снова засыпает.

***

Нам нужно практиковаться, ведь мы едем в Китай. Наши фанаты должны понимать, что мы говорим! Спасибо! Извините? Привет всем! Я люблю тебя! Я не понимаю. Удачи! Один два три четыре пять шесть семь восемь девять десять. Я – Донхэ!

@темы: translate, fanfiction, Eunhyuk, Donghae

Комментарии
2012-12-13 в 00:12 

Я не понимаю по китайской будет wo bu dong, насколько я помню..
А рассказ понравился, спасибо)

URL
2012-12-18 в 20:20 

weishenme
"join me, jongin, and make a forest."©
Да, моя ошибка. Спасибо)
Я рада))

     

SuJu Fanart & Fanfiction

главная